Владимир Козин (zodchi1) wrote,
Владимир Козин
zodchi1

Categories:

килька

Когда-то давно, когда деревья были большими, я был дитем солнца. Я любил солнце. Мне нравилось быть жутко загорелым, мне нравилось ходить нагишом. У меня все друзья ходили нагишом. Ну разве что штаны носили. Обувки никакой отродясь не было, на пятках мозоли такие, что по колючкам акаций летали мама не горюй! Уже потом, когда цивилизация заставляла идти в школу и блюсти нормы приличия, я долгими зимними часами, сидя в ванной, выколупывал деревяшки и стекляшки из своих пяток. Бывало, что старая кожа, отслаивалась пластами, как будто подошва со старого ботинка решила отклеиться раз и на всегда.

Я был дитем солнца. В компании таких же хуторских сорванцов мы днями проводили на озерах, реках, просто бегали в полях. По вечерам обычно в хуторе был кинопоказ в клубе, после которого начиналась ночная жизнь. Ночная жизнь могла быть разнообразной, но всегда с приключениями. Наиболее часто приключения сводились к набегам на близлежащую пасеку или бахчу. Но бывали набеги и поинтересней. В шести километрах от хутора находился рыбхоз, на котором разводили рыбу. Пруды тянулись почти на 20 километров, за каждым колхозом и бригадой были закреплены свои пруды. Но это формально, а по факту, не было ни одного пруда, куда бы я в компании таких же наглецов не забрался.

Рыбы было много, но она почему то не всегда хотела ловиться. Бывало мешок наловишь, бывало ни одной поклёвки не увидишь. Плюс сторожа. Свора собак без привязи, гладкоствольное оружие, плети, лошади. Сколько моя спина вынесла плёток, и не сосчитать! Когда сторожа тебя нагоняли и вот-вот спина получит очередную порцию плётки, самым верным способом защиты было стащить рубаху и махнуть перед мордой лошади. Обычно лошадь вставала в дыбки, и скидывала седока. Этих мгновений иногда хватало перескочить через канал, нырнуть в камыши или придумать очередной маневр. Когда мы стали постарше, обычно мы уже уходили от сторожей, а по первоначалу агребали по полной.

Про покупные удочки и речи никогда не было. Во-первых это невиданная роскошь, во вторых если сторожа отнимут, не столько жалко самих удочек, сколько можно получить подзатыльников и пинков от мамы с папой. Удочкой обычно служил трёхметровый хлыст, срезанный по дороге на рыбалку. Три метра толстенной лески и громадный вечно тупой крючок. А самая большая беда была с червяками. На Кубани жарко, и червяк жуткий дефицит. Накопать их можно было только у хуторской водонапорной башни, рядом с которой всегда была огромная лужа. В этой луже плавали и купались в грязи хуторские гуси и утки, там же водилось несметное количество лягушек, по которым мы упражнялись стрельбой из рогатки.

Как-то ночью рыбалка не задалась. Луну затянуло облаками, подул ветер, поднялась волна. Я был со своим лучшим другом - Арутюном. Его мамаша, хуторская баба, по молодости умудрилась нагулять двух сыновей от заезжего армяна. Армян уже сто лет как канул в лету, а сыновья с армянскими фамилиями остались. Один из них, тот что помладше, был моим лучшим другом. Это был мой кумир и объект подражания. Курить он начал с четырех лет, в школу ходил только три года. Но это и не важно. Главное в другом. Арутюн имел феноменальные способности. Он бегал быстрее лошади, прыгал выше и дальше всех, был невероятно ловкий и смелый парень. Тарзан. И при этом был верным другом, никогда не предаст и не подведёт. Сказал, значит сделал.

Мы с Арутюном возвращались с прудов. Была примерно полночь, шли пустые, домой не очень хотелось. Остановились прямо посреди дороги, достали консервы, открыли их ножом. В придачу к консервам стандартный набор - огурцы, помидоры, зелёный лук и хлеб. Во фляжке водичка. Но почему-то жрать не хотелось. Так и уснули на дороге, благо что земля, нагретая солнцем за день, еще хранила тепло.

Я проснулся первым. Не знаю почему, но проснулся. В шаге от меня сидел жирный заяц и жрал наши консервы. Вернее долизывал баночку, ближайшую ко мне. В паре метров от него сидело еще два зайца, консервы уже были пустые и облизанные. Я еле заметным движением толкнул Арутюна. Тот просёк ситуацию и я увидел что в Арутюне проснулся дух охотника. Он невероятно быстрым движением схватил удочку и со всей силы врезал по тому месту где сидел заяц. Именно по тому месту, потому как заяц оказался быстрее него, и успел отскочить. Но наглая заячья рожа и не собиралась удирать. Заяц отскочил ровно на то расстояние, на которое не доставала удочка. Арутюн снова ударил удочкой, но заяц опять оказался сноровистей. Отскочил еще на пару шагов. Два других зайца не стали испытывать судьбу и отошли к краю кукурузного поля. Уселись рядышком и смотрели на спектакль. Арутюн еще три раза пытался удочкой убить зайца, но то ли удочка была короткой, то ли заяц попался невероятно ловкий, суть такова, что зайцам это надоело и они убрались прочь.

К чему я это. Консервы были - килька в томатном соусе. Сегодня вечером, вот буквально два часа назад, брожу в Ленте, и натыкаюсь на знакомую этикетку. Она не изменилась! Это именно то что было 30 лет назад! Та самая килька в томатном соусе! 11 рублей за баночку. Я вспомнил, что в то время в хуторском сельмаге она стоила 7 копеек. Я купил две баночки кильки. Сегодня за ужином я вспомнил тот далекий вкус детства. Солнечного детства!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments