Владимир Козин (zodchi1) wrote,
Владимир Козин
zodchi1

Categories:

Узбеки

Когда-то давно Бог заслал меня на край земли. Это действительно был край. На сотни вёрст кругом только один пейзаж - ёлки да берёзки, и те невысокие. Ещё там было много снега, точнее очень много снега. Снег выпадал в сентябре и таял в мае. Снег бывал разный. Бывал мягкий, бывал слежавшийся, единственное чего не было - не было мокрого снега. Как то так получалось что если снег выпал, то уже не таял. Оттепелей не бывало. От того к весне сугробы вырастали до неприличности. В поселке ходила специальная техника, этакий супертрактор, американский. Едет и впереди себя огромным ковшом пробивает тоннель. Это дорога. Трактор был огромный, высота ковша 3 метра. В этом снежном тоннеле военный ЗИЛ-131 ехал как метро, крыша тента была ниже края бруствера.
А ещё в этом посёлке было много узбеков. Не только узбеков, а вообще южных братьев. У меня в роте было 92 узбека, и ещё полсотни таджиков, киргизов и прочих туркменов. Вероятно их специально туда направляли служить, чтобы лучезарные улыбки белозубых хлопцев заменяли солнце. А с солнцем была беда. Солнца не было, а вот полярное сияние было. Довольно часто. Очень красивое зрелище. Его нельзя описать, нельзя объяснить. Это нужно видеть. Во время сияния можно остановиться и несколько минут не моргая смотреть на небо. Небо как гипнотизёр. Сияние тебя околдовывает, завораживает, заставляет понять что ты песчинка в этом вечном Мире. Но долго смотреть нельзя. Башка замерзает. Даже под шапкой. Поэтому под шапку клали полотенце, обычное солдатское вафельное полотенце. Помогало. А ещё нельзя было пить водку. Приходилось её не пить, а глотать. После того как из горлышка свисала необходимой нужности мутная капля, её обрезали ножницами или любым подручным предметом, например солдатским штык-ножом. Нужно только порезче махнуть. Вжик, и порцайка водки падает в стакан. В рот водку надо вытряхнуть кивком руки. Это не сложно, обычно все быстро этому учатся. А вот с закусем сложнее. Кроме сала все съестное становится камнем. По-этому без разносолов, только сало. Благо что на морозе оно изменяет свойства и по вкусу напоминает сливочное масло.

Но это лирика. А проза заключалась в том что мои узбеки очень любили зиму. Это трудно понять, но это так. Русские скучные люди. Без азарта, без огонька. Очень ленивые. А узбеки нет. Выходные они ждали как праздника. На выходные рота ходила в лес на прогулку. На лыжах. Пол роты в субботу, пол роты в воскресение. На лыжах уходили все, а возвращались половина. Остальные пешком. Лыжи военные, деревянные. Крепление - ремни, обувь - валенки. Маршрут один и тот же, вокруг стрельбища. Там была горка, небольшая, метров 5 всего. Вот на ней пол роты лыжи и ломало. Но не жалко. Лыж в полку было много, точнее очень много. Никого не волновало что там половину лыж сломали. Старшина новых принесёт. А ещё лыжи ломались не только на этой горке. Ещё лыжи ломались в казарме. В пятницу перед отбоем узбеки начинали тренировку. Одевали лыжи и ходили по казарме. По паркету. Скользко, однако, вот лыжи и ломались.

Узбеки чистили плац. Каждый день, так как снег шёл ежедневно, а точнее практически беспрерывно. Были большие скребки. По два узбека на скребок. Когда снега выпадало больше обычного - по четыре узбека на скребок. Скребками сдвигали снег с плаца на края. А на краях другие узбеки лопатами закидывали снег на верх. На верху стояли другие узбеки, которые закидывали снег ещё выше. Следующая ступенька узбеков закидывала снег ещё выше. Почти на небо. Кому-то это напоминало скирдование во время сенокоса, лично мне это напоминало строительство египетских пирамид. Такая вот снежная пирамида, своего рода лесенка к небесному гипнотизёру. Очень удобно было играть в футбол. Мяч не улетал за пределы поля.

Казарма моей роты была на втором этаже. Это хорошо, в окошко можно было смотреть и любоваться снежными пейзажами. А вот соседняя рота проживала на первом этаже, им не повезло. Полгода жили как в погребе. Окна завалены снегом. Хотя, в принципе и там было на что посмотреть. Снег за окном представлял слоистую субстанцию, что-то среднее между салом с прожилками и слоёным пирогом. Солдаты соседней роты глядя в окно могли представить чем их будут кормить по возвращению домой.

А еще были стрелбы. Четыре раза в неделю. Две дневные стрельбы и две ночные. Дорога к стрельбищу проходила через небольшую речку. Вот с этого моста солдаты и ссыпали патроны в реку. Меньше патронов, меньше стрельб. Быстрее домой, в теплую казарму. Поскольку снега много, то практически постоянно поземка. Высыпали солдаты пару цинков патронов, их тут же снежком и припорошило. Благодать.

И вот как-то летом...

Ничто не предвещало трагедии. Как то так получилось что речка обмелела. То ли солнышко припекло, то ли дождика давно не было. А поскольку погода хорошая была, командир полка отважился на подвиг и решил самолично пострелять, естественно посетив при этом стрельбище. И каково же было его удивление, когда проходя по мосту он увидел... Да, да. Именно это он и увидел. Многолетний запас боеприпасов с оружейного склада отливал золотом и искрился изумрудными лучами на дне безымянной лесной речки. Причем местами эти залежи образовали своего рода острова, так что пейзаж был очень экзотичен.

Надо отдать должное, командир полка был наш человек. Пьющий. Вопрос уладили. Узбеки уже к вечеру лопатами равномерно разгребли все патроны по дну, так чтобы их не было видно.

Увлекся я однако, хватит пока.

Продолжение следует.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments